Про Киндасово

Здорово, мужичок! Откуда будешь?

 

- Здорово, брат! Я из Киндасово, в Пряжу попадаю, попаду ль, не знаю. А ты откуда?

- А я из Пряжи, к вам наряжен, поглядеть, что за деревня, что за народ? Говорят, чудной народец, у каждого свой огородец, в огородце одна репа растет три лета, на четвертое вырастает, листьями замахает, в небо улетает. Верно ли говорят?

- Верно, верно. Репа улетает, а ямки остаются, и копать огород не надо, сади снова да радуйся.

- Говорят, и избы у вас занятные, для других непонятные: крыльцо на крыше, а двери еще выше, откроешь - небо видать, а как в избу попадать, надо на веревке спускаться, на конце раскачаться да в окно попасть. Попадешь - желанный гость, тебе первая кость, не попадешь - ступай себе мимо, пореже заглядывай. Так л и говорят?

- Так, земляк, так.

- В избу попадешь, не враз поймешь: сидит вся семья на столе, а тарелки на скамейки поставлены, да так и хлебают, поклоны отбивают. Ложкой поработаешь - спина заболит.

- У нас спина не болит, мы люди привычные.

- Как поедят - на старшого глядят. Старшой икнет - все икают, старшой крикнет - никого нет, все разбегаются, а старшой ловит. Кого поймает - тому посуду мыть. И моют чудно, удивленье одно: тарелки нагревают, в холодную воду кидают, два часа потрясут, на улицу несут, каждую посудину о камень бьют. Коль не разбилась тарелка - значит, чисто вымыта, а разбилась - черепки на огород, грязь на удобрение. Верно ли говорят?

- Истинно так, дорогой земляк!

- И печки, говорят, у вас деревянные, труба из бересты, а топят кирпичом. Кирпич сунут, два раза дунут и сидят, на кирпич глядят, когда разгорится. Подождут, подождут да и рукой на свечке яйцо испекут, по тарелкам раскрошат - и обед готов на девять ртов, а десятому рту особое задание - тарелок облизание. Верно это или вранье?

- Никакого вранья, дружок! Истинная правда!

- Говорят, у вас телята кладутся, а куры в лесу пасутся, на деревьях спят, работать не хотят, за яйцами в магазин ходят.

- Что верно, то верно.

- А еще говорят: вся улица у вас вымощена блинами, в каждом пироге по бараньей ноге, а бараны у вас пьют только квас, хлеб едят американский, крошки подбирают да людям кидают. Люди крошки хватают, поля засеивают. И месяца не проходит, рожь вырастает - аж облака задевает. На жатву народ с топорами идет. Навалят-навалят да так и оставят, ждут морозов, по снегу вывозят. Вывезут, начинают молотить -друг друга снопами колотить. Зерно обтрясут, домой унесут, а что дальше делать с ним - не знают. Поглядят-поглядят, да так и съедят; Что ж, у вас и мельницы нету?

- А зачем нам мельница? Поглядим-поглядим да так и съедим.

- А еще сказывают, бабы сметаной коров намазывают, чтоб в кустах видать, в лесу не потерять, а овцам надевают дугу с колокольцем, выгоняют в поле, волка приглашают, в пастухи нанимают. А платят ему яйцами да свежим молоком. Волк молоко овцам выливает, а яйца в мешок собирает. Полный мешок наберет, в деревню идет да вам продает. "Берите, говорит, берите, я при овцах и так сытый. Гривенник штука - простакам наука". Наука, да не впрок - мигом раскупают мешок, волка благодарят, "приноси еще", говорят. Правда ли это?

- Правда и это, что еще говорить?

- Ну спасибо тебе, мужичок, шел к вам, не верил, да ты подтвердил, меня убедил, можно и домой вертаться.

- А зачем вертаться? Сходи да своими глазами посмотри.

- Нечего, брат, смотреть. Все так же, как у нас в Пряже. Только одно не так: волк за яйца берет пятак, а до гривенника мы сами доплачиваем.

- Коли в Пряже все так же, пойду и я домой. До свиданья, брат, будешь богат, заходи, уйдешь, самовар поставим.

- До свиданья и ты, брат. Обязательно зайду, со своим самоваром приду, самовар без дна, крышка одна, ну да ничего - накинем на чугунок, в печи воду согреем, всей деревней чаю напьемся.

Василий ФИРСОВ
"Наша жизнь" N23 от 9 июня 200

Достопримечательности

Полезная информация